Дед Мороз с пулеметом и трофейные консервы. Как на войне отмечали Новый год!

f59f0f50-2597-11ea-ab26-5dbb99f36031

В 1941 году стало совсем не до Нового года. И все же бойцы вспоминали о празднике: ставили елку и угощались, чем богаты. По воспоминаниям ветеранов, вместо крестовины для елки использовали гильзу от 37-миллиметровой пушки, вместо украшений — бинты и опять же гильзы, но уже винтовочные. Родственники присылали в армию посылки с подарками — кусковым сахаром и табаком, а командование иногда выделяло спиртное. После 1943-го на стол солдатам порой попадали яблоки, трофейные консервы и даже шоколад.

Конечно, празднование зависело от места и ситуации на фронте. Например, во время боев под Сталинградом танковый корпус захватил немецкий тыловой аэродром. Помимо снаряжения, в руки советских танкистов попали рождественские подарки для немецких солдат: консервы, шнапс, сигареты. На другом участке фронта — на станции Котельников под Сталинградом — после победы решили отметить как раз подоспевший Новый год на широкую ногу: на столе было много яств, даже шампанское, отвоеванное у врага, наливали.

Но не у всех и не всегда Новый год был такой веселый. Некоторые встречали его в весьма интересных обстоятельствах — на гаупвахте, например.

Евгений Тимофеевич Шибалов, авиамеханик, затем летчик, подполковник в отставке:

«Мы были не такие дети, как сейчас, мы взрослели раньше. Праздника по поводу Нового года перед войной я не помню, хотя день такой был. И на войне был тоже — друг друга поздравляли. А в 1944-м Новый год у меня был вообще примечательный — на гауптвахте.

31 декабря я как раз вышел из госпиталя. Часть была крупная, даже со своим кинотеатром, и там показывали фильм. Народу внутрь набилось — уйма, и я тоже постарался пролезть, в толпе ухватился за кого-то — оказалось, за ремень винтовки у постового. Мне говорят, мол, это ведь попытка присвоения оружия. И оформили меня на гауптвахту. Там я Новый год и встретил. Потом разобрались, конечно, отпустили».

Во время войны печатали праздничные открытки. Новогодние персонажи на них тоже предстают военными: Дед Мороз носит через плечо пистолет-пулемет и гонит врага. А вот от снимков из блокадного Ленинграда по коже холодок: у елки — дети в бинтах, медсестры пытаются улыбаться.

В тылу Новый год устраивали в основном для детей, чтобы отвлечь от ужасов войны.

— Вместо подарков нам вручили стеклянные баночки, в них был кусок хлеба и небольшой кружок конской колбасы, — вспоминает Римма Власова, которая в военные годы была еще ребенком. — Вот это для нас было настоящее детское чудо, потому что мы в последнее время, кроме хлеба и воды, ничего не ели. Были невероятное удивление, радость, и это подкрепило силы. В качестве подарка была баночка вкусного, сладкого желе. В те времена — невиданный подарок. Где разыскали такую экзотику, непонятно.